понедельник, 19 июня 2017 г.

Любые компромиссы и уступки есть билет в один конец.


Часть 1. Краткая история вопроса.
Как видно из приведённого фото довольных жизнью персонажей – иных уж нет, а те далече. Тем не менее, несмотря на достаточно суровую и ещё не завершённую чистку рядов, как мы всегда и утверждали - от перемены мест слагаемых сумма не меняется: 1 + 1 = 1. Очень просто: одна мышка плюс один кусочек сыра, остаётся одна мышка. Такова западная логика хищника и жертвы, независимо от состояния дел, ни внешних, ни внутренних ни, тем более, от персоналий на вершине пищевой пирамиды. Цель: любой ценой не допустить превращения жертвы в хищника. Западная парадигма не признаёт вариаций, типа «ребята, давайте жить дружно», и, если жертва сопротивляется съедению, ей автоматически приписывается намерение превратиться в хищника, со всеми вытекающими фантасмагорическими последствиями.

В 2016 году в России была издана книга швейцарского политика и журналиста Ги Меттана «Россия — Запад. Тысячелетняя война. Русофобия от Карла Великого до кризиса на Украине. Почему мы так любим ненавидеть Россию». Публицист Владимир Близнеков по этому поводу искренне недоумевает и сокрушается: «Печально то, что в среде российских политиков и интеллектуалов, она не вызвала сенсации и ажиотажа, чего она безусловно заслуживает». На мой взгляд, сокрушается совершенно напрасно, ибо российской не ангажированной общественности давно понятна природа западной ненависти, лежащей гораздо глубже вывода Ги Меттана о преимущественно религиозных противоречиях, идущих от Великой церковной схизмы 1054 года, безусловно, важной, но далеко не основной. Более того, размежевание Православия и католицизма стало лишь логическим оформлением обособления двух миров с разным цивилизационными кодами: изначально присущий русским коллективизм оформился в православную соборность, западный индивидуализм – в апостольскую церковь. Все последующие события лишь подтверждают заданный изначально вектор. Предельным выражением западного индивидуализма стала сначала Реформация, окончательно поставившая во главу угла примат индивидуальных свобод, который и оседлала рыночная парадигма, логично переродившаяся в квазирыночную глобализацию. Таким же предельным выражением русской соборности стала попытка построения коммунистического общества, во многом опередившая своё время и ещё ждущая своей реинкарнации.
Таков расклад в современном мире, входящем в острую бескомпромиссную фазу противоборства двух противоположных ментальностей, двух видений мироустройства. Правда не в том, что, как это не раз бывало в истории, никто не хочет уступать, и даже не в том, что никто не уступит ни при каких обстоятельствах, а в том, что уступать никому нельзя. В противном случае уступка будет означать распад и выдачу билета на обочину мировой истории, откуда уже не возвращаются.

Часть 2. Санкции-контрсанкции.
Всё сказанное выше отлично иллюстрируется бурно развивающимся на наших глазах процессом под названием «санкции-контрсанкции»:

Напомню основную хронологию, где первым пунктом поставлю своё ощущение уже от 21 февраля 2014 года:
1.

Не скажу, что это было предсказание, ибо вопрос слишком явно висел в воздухе, тем не менее – это иллюстрация неизбежности острой фазы, что как раз и имеет свои глубинные причины, ждущие часа Х и лишь косвенно связанные с украинскими событиями.
Далее, как и ожидалось, началось нарастающее санкционное давление, переходящее в политический террор. Список санкций по годам, дабы не загромождать текст, выношу отдельным файлом и без излишних подробностей (имён физических и юридических лиц), что, тем не менее, не избавило его от беспрецедентной внушительности. Так что, просмотреть его можно бегло и, как говорится, по диагонали.
Как может обнаружить читатель, санкции в отношении России распределяются, преимущественно, по трём направлениям:
- в отношении граждан РФ – персональные санкции;
и, так называемые, секторальные санкции:
- в отношении производственных предприятий различных форм собственности, в основном энергетического и оборонного секторов;
- в отношении банков и других организаций кредитно-финансового сектора.
То есть, за исключением персональных санкций, по всем остальным признакам, Запад постарался ударить по самым чувствительным областям функционирования российской экономики и обеспечения её суверенитета.
Заглядывать в головы инициаторов санкционной войны я не буду, однако понять логику действий можно. По всей видимости, предполагалось несколько вариантов:
а) сама угроза санкций должна была остановить Россию от необдуманных действий. Тем не менее, как мы знаем, в результате Россия вернула себе Крым;
б) введение санкций также преследовало цель вернуть Россию на исходную точку отсчёта до операции по возвращению Крыма. Результат – Россия вообще вывела крымский вопрос из повестки;
г) последовательное нарастающее санкционное давление должно было вызвать угрозу дестабилизации внутренней экономической и политической обстановки с потенциальными негативными последствиями для властных элит. Результат – введение Россией встречных контрсанкций, резкая активизация России на международной арене и увеличивающаяся поддержка действий власти со стороны народа.
Ка мы видим, стороны ни на йоту не отступают от описанного мной выше алгоритма: «Правда не в том, что, как это не раз бывало в истории, никто не хочет уступать, и даже не в том, что никто не уступит ни при каких обстоятельствах, а в том, что уступать никому нельзя. В противном случае уступка будет означать распад и выдачу билета на обочину мировой истории, откуда уже не возвращаются».

Часть 3. Неизбежность острой фазы.

Было бы крайне наивно думать, что создавшаяся ситуация имеет в настоящее время некий свой предел. Более того, исходя из парадигмы «уступать нельзя ни при каких обстоятельствах», следует готовиться к неизбежности острой фазы, чреватой самыми непредсказуемыми последствиями. Более того, эти последствия будут сильно отличаться от всего того, что знала человеческая история, ибо современный мир отличается от прошлого гораздо бȯльшими взаимосвязями, разрыв которых будет намного более болезненным и необратимым. Где, в каком месте произойдёт острый конфликт, каковы будут его формы и влияние на международную конфигурацию, и в каком направлении пойдёт дальнейшее геополитическое развитие человечества – вот главные вопросы, не имеющие пока строгих ответов. Одно можно сказать определённо: победитель в конфликте будет, его не может не быть, и именно этот победитель будет писать следующую главу истории человеческой цивилизации. Такова историческая логика, спорить с которой можно, но, в известной степени, бессмысленно. Так же, как бессмысленно жить в иллюзиях относительно возможности избежать конфликта путём компромиссов и уступок. Ибо формулу: 1 + 1 = 1 ещё никто не отменял.
Опубликовано: Русское Агенство Новостей
                           Новости Русского Мира

Комментариев нет:

Отправить комментарий